Плотные тела боли

Тела боли умножают потребность эго во врагах

Некоторые люди носят плотные тела боли, никогда полностью не засыпающие. Человек может улыбаться и вести любезные беседы, но не нужно быть медиумом, чтобы почувствовать сразу под внешней учтивостью и обходительностью бурлящий котел эмоций недовольства. Он только и ждет подходящего случая, чтобы отреагировать, ждет первого встречного, чтобы осудить его или вступить в конфронтацию, ищет ближайшую вещь, по отношению к какой можно почувствовать себя несчастным. Их тела боли ненасытны, всегда голодны. Они умножают потребность эго во врагах.

Вследствие реактивности тел боли сравнительно малозначительные события раздуваются ими во всех направлениях, поскольку, чтобы заставить других людей реагировать, они стараются втянуть их в свою драму. Одни включаются в затяжные и совершенно бессмысленные битвы или судебные тяжбы с организациями или частными лицами. Другие в качестве пищи используют неизбывную ненависть к бывшему супругу или партнеру. Не осознавая носимой в себе боли, они через реагирование проецируют ее на события и ситуации. Из-за полного отсутствия осознанности они не в состоянии отличить событие от собственной реакции на него. Для них несчастье и даже боль заключены в самом событии или ситуации. Будучи неосознанными в отношении своего внутреннего состояния, они даже не знают о том, что глубоко несчастны, не ведают, что страдают.

Некоторые люди с таким плотным телом боли становятся активистами, борцами за какое-либо дело. Дело на самом деле может быть стоящим, и поначалу им кое-что удается; однако негативная энергия, питающая их речи и дела, а также их бессознательная потребность иметь врагов и создавать конфликты, приводит к тому, что дальнейшее продвижение дела испытывает все возрастающее противодействие. Обычно они кончают тем, что наживают себе врагов внутри собственной организации, потому что везде находят причины для недовольства, а значит, их тело боли продолжает находить исключительно то, что ищет.

Развлечения, СМИ и тело боли

Если бы ты не был знаком с нашей современной цивилизацией, если бы ты попал сюда из другого времени или с другой планеты, то поразился бы одной вещи: миллионы любят смотреть, как люди убивают друг друга и причиняют друг другу боль. Миллионы платят деньги за то, чтобы это увидеть и называют это «развлечением».

Почему фильмы со сценами насилия собирают такую большую аудиторию? Существует целая индустрия, в значительной мере питающая человеческую привязанность к состоянию несчастья. Совершенно очевидно, что люди смотрят эти фильмы потому, что хотят чувствовать себя плохо. Что в людях так любит чувствовать себя плохо и называть это благом? Тело боли, разумеется. Поставкой этого продукта и обслуживанием этого чувства занята огромная часть индустрии развлечений. Поэтому кроме реактивности, негативного мышления и личной драмы тело боли использует для своего обновления также и такие заменители, как кино и телевидение. Одни тела боли пишут сценарии и выпускают фильмы, другие платят, чтобы их посмотреть.

Всегда ли «неправильно» показывать и смотреть насилие по телевизору и в кино? Доставляет ли все это насилие удовольствие телу боли? На текущей стадии эволюции человечества насилие все еще проникает не только во все сферы жизни, но и нарастает в виде старого эготипического сознания, усиленного коллективным телом боли. Перед своей неизбежной кончиной оно становится все более интенсивным. Если бы фильмы показывали насилие в более широком контексте, если бы показывали его причины и следствия, показывали, что оно делает с жертвой и преступником, показывали бы лежащую в его основе коллективную неосознанность, а также то, как она переходит из поколения в поколение (злость и ненависть, живущие в человеческом теле боли), тогда эти фильмы могли бы выполнять жизненно важную функцию пробуждения человечества. Они могут быть зеркалом, показывающим человечеству его собственное безумие. Если ты распознаешь безумие как безумие (даже если оно твое собственное), это и есть здравый ум и нормальная психика, это — появляющаяся осознанность, это — конец безумия.

Такие фильмы есть, и они не подпитывают тело боли. Лучшие антивоенные фильмы показывают главным образом реалии войны, а не ее рекламную версию. Тело боли может питаться только такими фильмами, которые изображают насилие как обычное или даже желательное человеческое поведение, или славят насилие с единственной целью — вызвать в зрителе негативные эмоции, дабы он «сел на иглу» тела боли, имеющего наркотическую привязанность к боли.

Популярная бульварная пресса продает не совсем новости, прежде всего она продает негативные эмоции — пищу для тела боли. «Ярость», — кричит трехдюймовый заголовок, или: «Сволочи». Британская бульварная пресса является тому ярким примером. Они знают, что негативные эмоции продают намного больше газет, чем новости.

У новостных СМИ, включая телевидение, есть одна общая тенденция — процветать на смаковании негативных новостей. Чем хуже новости, тем больше возбуждается ведущий программу, и зачастую само СМИ генерирует это негативное возбуждение. Просто тело боли его любит.

Коллективное тело боли женщин

Коллективный аспект тела боли имеет различные внутренние связи Каждое племя, нация, раса имеют собственные коллективные тела боли — одно другого тяжелее, а у большинства членов этих племен, наций, рас в большей или меньшей степени есть его доля.

Практически каждая женщина имеет свою долю коллективного тела боли женщин, склонного активизироваться особенно в предменструальный период. В это время женщину может поражать интенсивная негативная эмоция.

Подавление женского начала, особенно на протяжении последних двух тысячелетий, позволило эго захватить и закрепить за собой абсолютное превосходство в коллективной человеческой психике. Хотя и у женщин есть эго, тем не менее, ему легче брать свое начало из мужской формы, чем из женской. Это происходит потому, что женщины меньше мужчин отождествлены с умом. Они теснее соприкасаются с внутренним телом и интеллектом организма, берущими свое начало в интуитивной сфере.

Женская форма не так жестко и плотно свернута, как мужская, она больше открыта и восприимчива к другим формам жизни и более созвучна миру природы.

Если бы равновесие между мужской и женской энергией на нашей планете не было нарушено, рост эго был бы в значительной мере ограничен. Мы не объявляли бы войну природе, и не были бы так сильно отчуждены от Существования.

Никто не знает точных цифр, потому что записей не сохранилось, но вряд ли можно сомневаться, что за триста лет «Святой Инквизицией» — институтом, созданным Римской Католической Церковью с целью истребления ереси — было замучено и убито от трех до пяти миллионов женщин. Это, без сомнения, становится в один ряд с Холокостом как одна из самых мрачных глав человеческой истории.

Женщине достаточно было проявить любовь к животным, пройти одной по полю или по лесу, или собрать лекарственные растения, чтобы получить клеймо ведьмы, а потом подвергнуться пыткам и быть заживо сожженной на костре. Святая женственность была объявлена демонической, и все это измерение почти целиком ушло из человеческого опыта. Другие культуры и религии, такие как иудаизм, ислам, и даже буддизм, также подавляли женское начало, хотя и не таким насильственным образом. Статус женщины был низведен до уровня вещи, собственности мужчины и существа, предназначенного для вынашивания и рождения детей. Миром стали править мужчины, отрицавшие женское начало даже в себе, и мир оказался совершенно лишен равновесия. Все остальное — это история, вернее, история болезни — безумия.

Кто в ответе за тот женский страх, описать который можно только как острую коллективную паранойю? Мы могли бы сказать: «Ну конечно же, мужчины». Но тогда почему во многих древних дохристианских цивилизациях, таких как Шумерская, Египетская и Кельтская, женщины были уважаемы, а женское начало никого не пугало, а было высоко чтимо? Что такого произошло, что вдруг заставило мужчин испугаться женщин? Развивающееся в них эго. Оно знало, что только через мужскую форму может взять нашу планету под свой полный контроль, а чтобы это осуществить, потребовалось лишить женщин силы.

Со временем эго также взяло верх и над большинством женщин, хотя никогда не было столь глубоко укорененным, как у мужчин.

Сейчас мы имеем ситуацию, когда подавление женского начала даже у большинства женщин перешло на внутренний уровень. Святая женственность, хотя и подавленная, многими женщинами воспринимается как эмоциональная боль. Фактически вместе с аккумулированной болью, от какой женщины страдали тысячелетиями, рожая детей, подвергаясь изнасилованию, живя в рабстве, перенося пытки и мучения, а также принимая насильственную смерть, эта эмоциональная боль стала частью их тела боли.

Но сейчас все быстро меняется. По мере того, как все больше людей становятся осознанными, крепкая хватка эго, которой оно удерживает человеческий ум, теряет свою силу. Поскольку в женщинах эго никогда не было так сильно укоренено, то в них оно теряет хватку быстрее, чем в мужчинах.

Национальные и расовые тела боли

У некоторых стран, претерпевших или явившихся в результате многочисленных актов коллективного насилия причиной страдания других, тела боли тяжелее, чем у остальных. Поэтому у наций с более древней историей есть тенденция иметь более тяжелые тела боли. По этой же причине у более молодых стран, таких как Канада или Австралия, а также у тех, что были лучше защищены от окружающего безумия, таких как Швейцария, есть тенденция иметь более легкие коллективные тела боли. Разумеется, жители этих стран не избавлены от личных тел боли. Если вы достаточно чувствительны, то можете почувствовать тяжесть энергетических полей некоторых стран сразу, как только делаете первый шаг с трапа самолета. Есть страны, где можно почувствовать энергетическое поле латентного насилия прямо под поверхностью повседневной жизни. В некоторых случаях, например, на Ближнем Востоке, национальное коллективное тело боли настолько сильно, что значительная часть населения действует так, словно их что-то подталкивает и заставляет проявлять его в бесконечном и безумном круговороте преступлений и возмездий, посредством коих тело боли все время обновляет и подпитывает себя.

В странах с тяжелыми, но уже не такими острыми телами боли, у людей есть склонность стараться стать менее чувствительными к коллективной эмоциональной боли: в Германии и Японии — через работу, в некоторых других странах — через снисходительность и терпимость к употреблению алкоголя (что, однако, может иметь и обратный эффект — стимуляцию тела боли, особенно при чрезмерном употреблении). Китайское тело боли в определенной мере смягчается широким распространением практики Тай-Чи, удивительным образом не запрещенной коммунистическим правительством, видевшим угрозу для себя во всем, чего не могло контролировать. Каждый день на улицах и в городских парках миллионы людей выполняют эту успокаивающую ум медитацию движения. Путем снижения умственной активности и генерации Присутствия это вносит существенные изменения в коллективное энергетическое поле и способствует уменьшению тела боли.

В западном мире все более широкий прием и распространение находят такие духовные практики, задействующие физическое тело, как Тай-Чи, Ци-Гун и Йога. Эти практики не создают разделения между телом и духом и способствуют ослаблению тела боли. Они сыграют важную роль в глобальном пробуждении.

У еврейского народа, многие века подвергавшегося гонениям и страдавшего, коллективное расовое тело боли выражено ярко. Не удивительно, что у коренных американцев, численность которых сократилась в десятки раз, и чья культура была уничтожена европейскими колонистами, оно тоже сильно. Не менее ярко тело боли выражено у чернокожих американцев. Их предки были насильно оторваны от своих корней, принуждены к повиновению и проданы в рабство. Фундамент американского экономического процветания покоится на труде четырех-пяти миллионов черных рабов. На самом деле страдание, причиненное коренным и черным американцам, не ограничилось только этими двумя расами, и стало частью коллективного тела боли Америки. В сущности, всегда оба — и жертва, и преступник — страдают от последствий любого акта насилия, угнетения и жестокости. Ибо то, что ты делаешь другим, ты делаешь себе.

Не так важно, какая часть твоего тела боли является национальной, а какая личной. В любом случае ты можешь выйти за ее пределы, прямо сейчас приняв на себя ответственность за свое внутреннее состояние. Пусть даже твое осуждение кого-то кажется более чем оправданным, но если ты осуждаешь других, то мыслями питаешь свое тело боли и остаешься в ловушке эго. На нашей планете есть только один злостный преступник: человеческая неосознанность. Осознание этого — это подлинное прощение. Вместе с прощением твое отождествление с образом жертвы растворяется, и появляется твоя истинная сила — сила Присутствия. Ты больше не осуждаешь тьму, а вносишь свет.

Автор: Экхарт Толле

Источник

При копировании, цитировании ссылка на наш сайт обязательна!

Понравилась статья? Смотрите видео по теме!

                                                                                        Эта тема актуальна для Вас? Приглашаю к обсуждению! 

Покажите, что Вы — ЖИВЫЕ — ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ!

comments powered by HyperComments